четверг, 14 марта 2013 г.

Костёр.


Читатель, пробовал ли ты смотреть на вещи из обычной жизни не взглядом обычного человека, а взглядом человека, отчасти знающего, но больше познающего природу? Недавно, сжигая кучу веток, опавших с деревьев за зиму и рекламы, доставленной за год я попробовал, Это был весьма интересный опыт.

Я смотрел на костёр и видел реакцию. Реакцию необратимую, экзотермическую. Реакцию полного окисления органики. В основном — полисахаридов. Чистые полисахариды в виде бумаги(она — практически чистая целлюлоза) сгорали быстро, давая яркое пламя и много тепла. Смеси полисахаридов в виде палок разгорались долго, горели более тусклым пламенем, давали меньше тепла.

Окрашенная бумага или древесина с кусками краски иногда окрашивали пламя в зелёный, фиолетовый, карминовый цвета, причём цвет краски и цвет пламени от неё мог отличаться как небо и земля — я понимал, что эту окраску дают ионы металлов из состава краски. Карминово-красный — стронций. Фиолетовый — калий. Зелёный — медь или барий.

Когда костёр разгорелся я заметил, что по краям пламя низкое, а в центре — выше моего роста. Потом заметил, почему — потоки восходящего тёплого воздуха прижимали пламя по краям и возвышали в центре. При этом создавался характерный рёв. Иногда тёплый воздух увлекал за собой лоскуты раскалённого бумажного пепла и они поднимались на десяток метров вверх, и летели, тлея увлекаемые потоками тёплого воздуха вдаль, остывая и тусклея, а потом и рассыпаясь прямо в полёте. Очень красивое зрелище. Я понимал, что это — конвекция и создаваемая ею тяга и подъёмная сила(для пепла).

В общем: я понял, что даже полное осознание причин того или иного явления не убавляет романтики, в нём сокрытой. Костёр в ночи не стал для меня ни на капельку менее романтичной вещью, чем в детстве, когда я не знал причин всего, что наблюдаю. Видимо, у нас в природе тяга к некоторым вещам, таким, как тот же костёр.